homo_medicus (homo_medicus) wrote,
homo_medicus
homo_medicus

Categories:
           Конец лета пахнет прелыми яблоками. Обычно это август, но сегодня это случилось в конце июля. Этот аромат всегда возвращал меня в детство, и перед глазами как наяву вставал родной посёлок, где проходили беззаботные и полные счастья летние месяцы, убранное совхозное поле, на котором оставались лежать кругляки из перемолотой пшеницы, и заполняющий всё пространство дух прелых яблок. Он начинался где-то там, в деревенских садах, которые стояли в низине и утопали в зелени деревьев и птичьем гомоне, продолжался в старых дачных садиках на том склоне холма и перетекал сюда, в мой дачный посёлок. Он шёл, где-то явный и сильный, где-то едва ощутимый, по всей дороге, сделанной из мощных бетонных плит, обтекал потемневшую водонапорную башню и уходил туда, вдаль, где виднелся редкий лес и два маленьких прудика.  Это был аромат лета, счастья и предчувствия расставания. Потому что ещё чуточку, и мы потеряемся на долгие 8 месяцев, увезённые по своим городам, чтобы жить там и ходить в школу. Прелые яблоки – детство, счастье, лёгкая грусть и полная грудь такого томяще-щемящего ощущения.
           Конец жизни  пахнет точно также.
          Душная августовская ночь вытащила меня из сна тяжёлым звонком, напустила тревогу и потащила за собой туда, где приёмное отделение и где стояли машины «Скорой помощи», застывшие бесформенными глыбами, тёмными тенями. Порой случается так, что слишком много совпадает против кого-то. Чуть позже вызвали «Скорую». Чуть позже привезли. Чуть позже добежали до реанимации. Чуть позже нашли трахею. Слишком много этих «чуть» для неполных 5 лет жизни. Которые так и остались тогда, неполными. После мы стояли и безучастно курили у старого входа в корпус, и сигаретный дым смешивался с запахами ночи, главным из которых был запах яблок. Так мне и запомнился тогда этот запах – с примесью табака и дезинфекции. Далёкий уже 2015й.
Я чуть приоткрыл глаза и посмотрел на яркое солнце, которое проходило сквозь кроны деревьев и уже вовсю грело и слепило даже через плотно сомкнутые веки. Вчера тоже запахло яблоками. Но вчера было иначе. Вчера что-то мягкое коснулось меня, когда она написала. Что-то случилось, и подарило надежду, веру и предчувствие счастья.
Но это произошло уже после. После того, как я долетел до операционной, сжимая в охапке синеющее тельце. И в голове билась только одна мысль «Господи, только не опять! Я не вынесу ещё одной смерти в этом яблочном аромате! Только не сегодня! Пусть минёт меня чаша сия»! И снова мерзкий звук аппаратных тревог, снова брызги чёрной от углекислого газа крови, которая лихорадочными струйками пульсировала и взывала о помощи. Снова на ощупь, в слепую я искал эту треклятую трахею, молясь всем богам мира. Пожалуйста, не сегодня.
Руки, мокрые от вязкой липкой крови скользили по инструментам, по тканям, и голову сдавила чугунной болью предчувствие тоски, пустоты и горя. Вот перешеек, вот трахея. Одним движением вскрыл и засунул трубу. Повесили на аппарат. И всё, потекли вязкие, мучительные секунды ожидания, растянувшиеся в бесконечность. Бииип! – это аппарат уловил биение сердца. Первое за…сколько времени? Хер знает. И всё… Где же ещё? Где? Так, бля, не должно быть! Бииип! Сколько прошло времени? Минута? Час? Биип. Биип. Биип.
Редко, очень редко, но всё быстрее и быстрее набирали обороты эти звуки, и не было ничего милее их на свете. Кровь стала просачиваться уже красная, и это было прекрасно. Это текла жизнь. Она вернулась!
И снова я стоял и вдыхал запах прелых яблок. Он возвращал меня в детство, туда, где была надежда, счастье и вечная жизнь. Где всё было впереди, где было тепло и хорошо. Я вспомнил ту фотографию, чёрно-белую, последнюю, сделанную в том посёлке. Мы, все 12 человек, детей, стоим загорелые, смеющиеся, выловленные из мига игры вышедшим с «Зенитом» дедушкой. Мы верили в жизнь вечную и счастье без границ. Сколько уже нет? Умер дедушка в далёком уже 2010. Погиб Денис, глупо попав под каток наркотических 90х. Не выжила Вера, уйдя в той идиотской пьяной аварии на пыльной просёлочной дороге захудалого городка. Маша навсегда лежит парализованная, выжив после того, как кинулась с крыши от неразделённой любви. Ирка, весёлая рыжая девчушка больше не будет такой, избитая своим парнем до неузнаваемости. А кто-то выжил. Димка вполне себе счастлив. Настя, пережив ДТП и 2 развода, выйдя потрёпанной из 1997 года, строит своё маленькое женское счастье в большом городе. И вот он я, весь в кровавых пятнах, прижимаюсь к горячей от солнца старой кирпичной стене вдыхаю аромат яблок, прелых, терпких, мягких, перепутанных с запахом табака, не чувствуя ожог от догоревшей сигареты. Мы выжили. Выжили, чтобы дарить жизнь другим и быть счастливыми. Каждый по-своему.  
И пришло сообщение от неё. Я улыбнулся усталой улыбкой, не в силах открыть глаза и не веря, что всё это происходит. Запах прелых яблок больше не напоминает о смерти. Он дарит надежду. Надежду, что дальше будет только лучше. Большое, безграничное, вселенское, необъятное счастье. Навсегда.
Tags: больничные истории, всякое, дежурственное, житие мое, лирика, проза жизни
Subscribe

  • Предварительные итоги года

    Почти готова в электронном виде книга, в которую вошли рассказы, опубликованные тут и несколько новых. Надо доделать вёрстку, сдизайнить обложку,…

  • Предложение

    Максимка был печален. Печаль понять было и легко и трудно одновременно - он раздумывал как красиво расстаться с девушкой. Не то, чтобы она ему не…

  • Ваше мнение важно для нас...

    Ради интереса — кто-нибудь читает этот начавший (надеюсь) оживать после длительной комы блог? За долгое время очень многое произошло — переоценка…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments